Обсуждение: почему у нас продается импортный картофель, а не наш, российский?

Почему в Беларуси на прилавках нет белорусского картофеля

В стране завершается уборка картофеля. Аграрии ожидают более 6 миллионов тонн урожая, которые пополнят отечественные хранилища, а частично уйдут за границу. Экспорт второго хлеба из Беларуси в сыром виде на порядок превышает импорт, чего не скажешь о переработке. Прилавки заполнены зарубежной продукцией — чипсами, замороженным картофелем фри, сухим пюре, полуфабрикатами. Что мешает нам при столь солидных запасах сырья заткнуть за пояс зарубежные фирмы и самим зарабатывать на экспорте?

Картина с маслом

«Брест» — один из крупных гипермаркетов города. Картина типичная для всей страны: морозильники забиты нарезанной тонкой соломкой или ломтиками картошкой, которую обжаренной в масле так любят посетители заведений фастфуда. Цена за килограмм начинается от 6 с лишним рублей. Такой картофель у нас в стране пока не производят вообще, так что десятки тысяч порций фри, ежедневно разлетающихся как горячие пирожки по кафе и ресторанам Беларуси, готовят из привозной продукции. Рядом — мороженые драники… из Польши! Килограмм — 5 рублей 34 копейки. По соседству лежат белорусские, но стоят уже 7 с копейками за кило. Цены на быстрорастворимое порошковое картофельное пюре, как отечественное, так и импортное, одинаковы: 1 рубль 40 копеек за 40‑граммовую упаковку. Но одно дело произвести у нас, другое — завезти из России. Зарубежных чипсов больше даже визуально. И многие стоят дешевле белорусских.

Так, при щедром урожае наш производитель проигрывает и в цене, и в объемах.

Желаемое и действительное

Фермер из Ивановского района Николай Устымчук в этом году вырастил около 40 тонн картофеля. Говорит, с удовольствием продал бы ее на переработку. Вопрос, кто возьмет:

— Никто не интересуется. Зачем с нами заниматься, если завезут из‑за границы? Кроме того, переработчики с нами, производителями, плохо рассчитываются. Если бы мне заказали нужные сорта, я бы их вырастил под нужды конкретного предприятия.

С фермером солидарен и крупный сельхозпроизводитель. В этом году в ОАО «Агро‑Мотоль», что в том же Ивановском районе, убрали 15 тысяч тонн картофеля. Продукция хорошо идет на экспорт, вот только то, что не расходится, пускают на корм скоту. Роскошь, говорит директор предприятия Вячеслав Каштальян, а что делать:

— Мы можем произвести любой картофель, любого направления, любых свойств. Был бы спрос. Когда‑то переработчик брал его даже на чипсы, но и поныне не может рассчитаться. Решили больше с этим не связываться.

У производителей свои аргументы. Илья Юрусов, начальник производства компании ООО «Белпродукт», выпускающей брендовые «Mega Chips», «Бульба Chips», «Премьер» и другие, говорит, что они готовы работать с отечественным производителем. Нет конкретного предложения:

— Белорусское сырье в разы облегчило бы нам работу. Но сегодня в стране не производится картофель для чипсовых сортов. Поэтому мы вынуждены покупать его в других странах. Всем сельхозпроизводителям известно, что в Беларуси заводы по переработке картофеля можно по пальцам пересчитать. Была бы заинтересованность — они нашли бы рынки сбыта. Но дальше разговоров речи не идет. Конечно, риски у них есть, но лично к нам это не относится. Мы стабильны и расплачиваемся с нашими партнерами.

Итак, что мы видим? Производители готовы сотрудничать с экономически состоятельными переработчиками, те в свою очередь не отказываются от отечественного сырья. Почему до сих пор не договорились между собой? Вопрос открытый. Работа на отечественном сырье — один из факторов снижения себестоимости продукции. Сегодня затраты на покупку импортного картофеля закладываются в цену, которую покупатель видит уже на прилавках. Аграриев, конечно, понять можно. Обжегшись однажды, как это было в случае с тем же «Агро‑Мотолем», потом уже десять раз подумаешь: стоит ли связываться? Тем более что не каждое производство может похвастать высокоэффективной деятельностью, гарантирующей стабильность в партнерских отношениях.

По данным Белстата, за первое полугодие этого года в страну было импортировано 4.011 тонн мороженого картофеля. Экспорт же составил всего 197 тонн. А вот еще одна позиция: мука, порошок, хлопья, гранулы картофельные. Экспорт — всего 816 тонн, импорт — 1.120 тонн.

Начальник управления КГК Брестской области Алексей Дмитрук рассказывает о недавнем мониторинге крахмальной отрасли региона:

— В течение последних трех лет аграрии области практически не возделывали высококрахмалистые сорта картофеля. К примеру, на полях ОАО «Отечество» в Пружанском районе, который производит крахмал, крахмалистость заготовленного картофеля в прошлом и позапрошлом годах не достигла даже минимальной отметки. Мощности были загружены только на 40%. А при низком качестве сырья о качестве конечного продукта и говорить не приходится. Схожая ситуация в ОАО «Верховичский крахмальный завод» в Каменецком районе. Там мощности были загружены только на 30%. На обоих производствах простаивает оборудование, а на момент мониторинга царила антисанитария: мусор, паутина, грязь в помещениях… О каких экономических успехах тут можно говорить?

Впрочем, есть и еще одна причина, по которой до потребителя не доходит наша продукция переработки картофеля. В следующем году Республиканское производственное дочернее унитарное предприятие «Толочинский консервный завод» запустит первое в стране производство картофеля фри. Впрочем, говорит директор предприятия Анатолий Анюховский, произвести — еще не значит продать:

— Сделаешь фри, а торговля не возьмет, потому что привыкли покупать его в Польше. Мне местное руководство одной из сетей быстрого питания сказало, что в случае с фри надо проходить сертификацию, а потом, мол, будем смотреть, выбирать… Сегодня частник захотел — взял, захотел — нет. И никак это не решается. Если бы не экспорт в Россию, в Казахстан, то хоть ты сам ешь свою картошку, яблоки и пей свой сок…

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Белоусов, заведующий сектором КГК Брестской области:

— Сегодня производитель сам должен стучаться во все двери, предлагать не только свою продукцию, но и узнавать спрос. Мало вырастить картофель — нужно спросить у переработчика, какой сорт того интересует, и работать под заказ. А переработчику в свою очередь необходимо ориентироваться на параметры организации торговли или общепита, с которыми они хотят сотрудничать. Вплоть до времени завоза продукции. Неправильно говорить, что те же сетевики, например, работают по накатанной схеме. Они просто не хотят рисковать, предпочитая покупать продукцию у проверенных партнеров. Что касается высокой цены на конечную продукцию отечественного производства, то нужно снижать себестоимость. Внедрять новые технологии, уменьшать энергозатраты и в том числе переходить на наше сырье. Тогда покупатель будет голосовать за отечественный товар рублем и доля импорта — как сырьевого, так и готовой продукции — будет снижаться.

Кто ищет — тот найдет

В Беларуси есть все возможности для производства продукции из картофеля высокого качества. В этом уверен генеральный директор РУП «Научно‑практический центр Национальной академии наук Беларуси по картофелеводству и плодоовощеводству» Вадим Маханько:

— Сегодня это только организационные, а не технологические моменты. Вопрос четкого взаимодействия производителя картофеля, переработчика и торговли. Самое главное — это желание произвести. Вот у Толочинского консервного завода оно есть. И мы совместно идем по этому пути. Разработали технологию производства картофеля для картофеля фри именно для условий этого предприятия. Отработали технологию хранения. Сейчас строится завод, дальше начнем производить. На сегодня мы можем полностью закрыть потребность Беларуси в картофеле фри. Люди, которые хотят зарабатывать деньги, ищут пути для достижения своей цели.

Не верь глазам своим: за российскими брендами прячутся импортные консервы

Китай, Индия, Тайланд, Болгария, ЮАР. Овощи и маринад из далеких стран заполняют 85 процентов российского рынка консервов. Как отмечает эксперты, импортный товар прячется за тремя сотнями русскоязычных брендов, которые заполонили полки супермаркетов.

На ежегодном форуме «Продэкспо», который пройдет в феврале 2020 года, обсудят последние тенденции в сфере развития пищевой индустрии. Эксперты отмечают, что на фоне позитивных трендов, таких, как развитие зеленого бренда, экологизации производства, еще сохраняются негативные течения. Россиян продолжают кормить импортными продуктами, в том числе малокачественными консервированными овощами, хотя мы собираем собственные урожаи.

В середине февраля 2020 года в Москве пройдет крупнейший в России и Восточной Европе ежегодный международный форум «Продэкспо», который считается самым авторитетным ежегодным событием в сфере продовольствия. Участники «Продэкспо» в рамках дискуссий, по традиции, обобщают опыт российской пищевой индустрии, отмечая основные векторы развития этой сферы, в том числе сектора сельского хозяйства. Сейчас основными тенденциями развития сельхозпроизводства в России, что наверняка отметят эксперты «Продэкспо»-2020, являются техническая модернизация отрасли, постепенное повышение субсидирования сельхозпроизводителей, развитие импортозамещения и повышение конкурентоспособности российской продукции на внутреннем и внешнем рынках, более эффективное использование земельных ресурсов. Один из устойчивых трендов последних лет – экологизация производства, развитие зеленого бренда.

Конечно, на «Продэкспо» одной из важных дискуссионных тем станут и негативные тенденции сектора, которые пока еще не удается преодолеть. И одна из самых главных – Россия пока остается, в том числе в восприятии зарубежных стран, источником сырья, а не готовой продукции. В России пока еще слабо развита переработка, хотя при этом наша страна имеет огромные площади земель, пригодных для сельского хозяйства, и производители могли бы сама перерабатывать собственный урожай и поставлять российскую готовую продукцию ритейлу. Но пока этого не происходит. Российский экспорт в сельском хозяйстве построен в основном на экспорте сырья, а уже обратно мы получаем готовую продукцию.

В магазинах, особенно не в сезон, мы чаще видим импортные овощи и фрукты, а не российские. И если они приехали из Испании и Турции, это еще можно понять, но из Нидерландов? Эксперты объясняют ситуацию тем, что наши тепличные хозяйства и складские помещения – не конкуренты западным аналогам.

Почти 90 процентов чеснока в магазинах — из Китая. Яблоки и вовсе едут в Москву со всего света: Израиль, Ливан, Турция, европейские страны. Есть и нюансы — происхождение «импортных» продуктов часто завуалировано. Например, на рынках под видом «бакинских огурчиков» нам продают чаще турецкие, оттуда же – «краснодарские» помидоры. Все потому, что таков запрос покупателей – помидоры «из Краснодара» милее.

Читать еще:  Где зимуют летучие мыши и как они это делают

Потребитель хочет купить вкусное и красивое. Но что стоит за этой красотой? В магазинах можно купить кедровые орешки: они отечественные, собраны в России, но уже побывавшие в Китае, где из ореха вытягивают кедровое молоко, и приехавшие назад – на наши магазинные полки. Шиповник оказывается крашеным, курага в упаковках почему-то светлая, хотя ее естественный цвет должен быть темным. Получается, пока мы сами не научимся перерабатывать свою же продукцию, качество не будет хорошим.

Так же и с консервами. Поверить в «естественность» овощей в консервах тоже сложно. Потребителю хочется верить, что он покупает баночки с овощами российских огородников-фермеров. А что на самом деле? Львиная доля консервов в наших магазинах – тоже из-за рубежа. В последние годы спрос на консервированные овощи возрос, и этим воспользовались производители. Причем и здесь не все просто. Любимые покупателем огурчики «Дядя Ваня» оказываются на поверку китайскими – и такова история с большинством консервированной продукции.

Проблема в том, что многие консервные заводы, работавшие во времена СССР, закрылись или перепрофилированы. В результате из 700 советских заводов к началу 2000-х годов больше половины прекратили свое существование. http://www.advertology.ru/article30932.htm В России не производится жесть для банок, и даже этикетки часто печатают за рубежом. Да и овощи круглый год у нас не растут. При этом потребитель хочет видеть на столе российский продукт – овощам местным доверия больше. Вот производители и изворачиваются. А за рубежом и сырье можно найти гораздо дешевле. Кстати, далеко не все консервы отвечают российским стандартам качества.

Сырье для консервов используется импортное, завозится эта продукция из таких стран, как Китай, Индия, Вьетнам, Эфиопия, Казахстан. Из него делают и маринованные огурцы, продающиеся в стекле. Эксперты отмечают, что довольно часто, чтобы сохранить сырье, которое долго едет в Россию, в приличном виде до попадания на магазинную полку, в ходе фасовки в продукт добавляют красители и различные добавки, которые придают тем же огурчикам яркий цвет и делают их хрустящими, часто используют дешевый некачественный уксус.

Как отмечают специалисты органов проверки качества продуктов, консервированные продукты – настоящая «темная лошадка» для потребителей, в консервах очень быстро начинают использоваться новые и новые химические добавки взамен тех, которые признаются недопустимыми.

Самые популярные компании, поставляющие на рынок консервы, — это «Бондюэль», «Десан», Eko, Globus Konzervipari RV, «Русское поле» («Дядя Ваня»), холдинг «ПомидорПром» (бренды «Огородников», «Помидорье», «Сарепта»). «ПомидорПромом» управляет P-Holding Group, основанная бизнесменом Максимом Протасовым, одним из инициаторов создания Роскачества. В 2014 году холдинги «ПомидорПрома» и Lutik Group создали объединенную компанию, в которой каждая из сторон получила по 50%. Целью такой синергии было занять рынок и общими усилиями создать конкуренцию лидеру рынка – французской Bonduelle.

Сегодня на импорт приходится около 85% рынка плодоовощных консервов. Сами участники рынка признают, что на заказе производства консервов за рубежом заработать можно вдвое больше, нежели производить консервы на территории России.

Эксперты-участники ежегодной конференции «Продэкспо» всегда отмечают важность развития отрасли внутри страны. Пора переориентировать сельское хозяйство России, развивать перерабатывающую отрасль, уйти от сырьевого экспорта, и кормить страну собственными овощами и фруктами. А пока получается, что на фоне явной тенденции развития зеленого бренда, бережного отношения к здоровью общества российского потребителя на самом деле кормят произведенными за рубежом овощами и овощными консервами под видом российских, причем зачастую продукция эта далека от идей экологии производства и жизни.

Однако практика 90-х годов в виде продажи пищевой продукции под русскими названиями, которая оказывается выращенной и произведенной за рубежом, безнадежно устарела и скоро, прогнозируют специалисты, такой маркетинг уже не будет давать той отдачи, что и раньше. Потребитель становится все более образованным и искушенным, и хочет видеть — а еще ощущать на вкус – соответствие содержимого тому, что написано. Тем более что наша страна имеет все возможности для развития собственного сельхозпроизводства, консервации выращенной российской продукции в том числе.

Обсуждение: почему у нас продается импортный картофель, а не наш, российский?

«Это критически важно, потому что мы с вами понимаем, что картофель – это второй хлеб, откажут в семенах в какой-то момент – без картошки можем остаться. Поэтому селекцией генетикам надо обязательно заниматься», – огорошил премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая 9 октября на аграрном форуме в Москве. До сих пор обывателям казалось, что уж с чем-чем, а с этим-то проблем быть не должно, и картофелем наша страна себя обеспечить худо-бедно может. А тут на тебе — оказывается, без заморской помощи «без картошки можем остаться».

Для тех, кто с жиру бесится, пусть будет голландская или немецкая картошка — все равно им денег девать некуда. А просто русский человек всегда должен иметь право прийти в магазин и купить, сколько надо. Пусть она будет немытая, с глазками и чуть с гнильцой, но все же своя.

Может, премьер-министр погорячился, и дела у нас не так плохо обстоят. Ведь стоит бегло осмотреть профильные сельскохозяйственные доски объявлений, как бросается в глаза, что семенной картошки у нас — полно. Хоть из Ленинградской области, хоть из Челябинской. В сентябре вот магаданские ученые объявили, что вывели сразу два новых хладоустойчивых сорта. Самому Медведеву показали на форуме «Золотая осень» отменные семена родом из Северной Осетии. То есть какие-то успехи у нас все же в этой области есть.

Однако если обратиться к таможенной статистике, оказывается, что импорт семенного картофеля — весьма стабилен, и не собирается падать. Начиная с 2016 года — это около 17 тыс. тонн. Исключение — 2017 год, когда на нас свалилось 10 тыс. тонн белорусского продукта, оформленного именно как семенной картофель. Судя по цене – $0,23 за килограмм, что втрое-вчетверо ниже немецких, голландских и финских семян, – это либо был не самый замечательный товар, либо вообще обычная картошка. В другие годы такой аберрации не наблюдалось, так что спишем на статистическую погрешность.

Если смотреть на проблему широким взглядом, нетрудно заметить, что объемы импорта не сопоставимы с тем, что мы сами окучиваем и выкапываем. Ведь 17 тыс. тонн задекларированной на таможне семенной картошки на фоне 30-35 млн тонн в год собственного продукта — капля в море.

Но надо понимать, что именно нам шлют немцы (наш основной экспортер) и примкнувшие к ним голландцы и финны. Там речь идет о продукции стоимостью около $1 за килограмм. Это в среднем. Как рассказал «Фонтанке» Александр Мельников, эксперт ООО «Премиумагро» (оптовые поставки овощей), самые элитные сорта импортной картошки стоят 120-140 рублей за килограмм. Те, что попроще, — в районе 30-40 рублей. Так что везут из-за границы к нам именно посевной материал, который, конечно, никто не будет пускать на пюрешку. Он нужен для сельхозпроизводителей. И только после одного-двух урожаев из него получается то, что мы видим в магазинах.

При этом хороший и качественный продовольственный картофель в опте стоит 8-10 рублей, в лучшем случае — 12. Это что касается продукции, получаемой напрямую от сельхозпредприятий на крупных овощебазах. Дальше сколько-то стоит помыть картошку, расфасовать, привезти в магазины. В конечную цену входит также хранение, выбраковка (норма для отечественного продукта — 18-20%) и утилизация отходов.

«Мы продаем розничным магазинам уже мытый и очень качественный картофель где-то по 22 рубля. Пускай торговая наценка будет 30%, все равно дороже 30 рублей получаться не должно. Но я вижу нашу же продукцию в магазине по 70 рублей, и даже по 90, когда ее выдают за «домашнюю», – удивляется Александр Мельников.

Тому, что российская картошка в магазинах в основном грязная и некрасивая по сравнению с опрятной и фотогеничной импортной, есть объяснение. Дело в том, что в Египте — откуда к нам приходит половина импортного продуктового картофеля — совершенно другая, более нежная почва. Выкопанные из нее клубни практически не требуют мытья и выглядят более презентабельно. Наши же основные сельхозрегионы — с тяжелым черноземом.

«Даже если после него мыть картошку щетками, все равно остаются следы земли, от этого почти невозможно избавиться. Кроме того, далеко не все наши сорта пригодны для более тщательной мойки. У какой-нибудь «Галы» или «Ред Скарлет» царапины быстро восстанавливаются. А есть такие, что только поцарапаешь — она сразу портится», – объясняет эксперт.

Однако и покупать дорогие семена — не всегда выход для фермера. Во-первых, для каждого сорта требуется серьезный специалист-агроном, если делать все по старинке, даже самый элитный картофель уйдет в ботву. А кадров в отрасли заметно не хватает. Во-вторых, надо быть готовым к тому, что на получение серьезного результата уйдет два-три года. А при той рентабельности, которой приходится довольствоваться российским сельхозпроизводителям, такие эксперименты просто невозможны.

Масла в огонь добавляют и торговые сети. Им проще работать с налаженными каналами импорта, чем с хлопотными и ненадежными местными производителями. В итоге, вспоминает Александр Мельников, два года назад огромное число наших фермеров не сумело распродать свой товар из-за массированного прихода картошки из Египта. Таможенная статистика это подтверждает. Если в 2016 году общий объем импорта составил 288 тыс. тонн (на $107 млн), то в 2017 году было уже 564 тыс. тонн (на $221 млн). Из этого полумиллиона тонн чистой и красивой картошки 326 тыс. тонн пришлось на Египет — втрое больше, чем за год до этого. Разумеется, люди в магазинах брали ее более охотно. Еще 74 тыс. тонн — пришло из Китая, но оттуда почти все идет на наш Дальний Восток. Вопреки здравому смыслу, Белоруссия тогда заняла лишь третье место с 60 тыс. тонн.

Возвращаясь к теме, поднятой Дмитрием Медведевым, необходимо отметить, что собственная селекция в стране разбивается именно об это самое — об экономику. Чтобы вывести и начать товарное производство качественного семенного картофеля, необходимо около семи лет. Нужны большие площади и серьезные инвестиции. За этот срок любой российский производитель рискует разориться, так и не выполнив наказ Медведева. А гарантий, что итоговый продукт будет пользоваться реальным спросом, никаких нет — придет очередной поставщик из Египта, Индии или Пакистана, и вся работа пойдет насмарку. Вот и выходит, что с точки зрения экономики выгоднее покупать готовый семенной картофель в Германии, расстраивая премьера, зато гарантируя себе прибыль.

Читать еще:  Томат "сибирское яблоко": характеристика и описание сорта, рекомендации по выращиванию и урожайность помидор

Почему отечественная картошка на столичных рынках стала дороже бананов

То, что происходит сейчас с ценами на продукты, иначе как сумасшествием не назовешь. Мы все еще никак не можем привыкнуть к тому, что гречка из крупы для бедных превратилась в дорогущую еду. А тут новый гастрономический шок — картофель в стране стал дороже бананов! СМЕНА ДЕЛИКАТЕСОВ Мой кошелек к инфляции гораздо чувствительнее, чем данные Росстата. Посему было решено переходить на тариф экономный прежде всего в еде. Надо сказать, что картофель в моем доме не водился уже месяцев восемь. Но, оплакав гречку, решила я прикупить картошечки. Пожарю, думаю, с грибочками, открою банку соленых огурцов. Эх! Не тут-то было. Когда я увидела ценник — аппетит испортился полностью. Я могу легко поверить в нефть в $220 за баррель, но картошка по 80 рублей за килограмм — это уже слишком. На продовольственном рынке картошки немного. Зато есть как российская, так и импортная. Вот вам липецка я грязная картошка, ярославская тоже чумазая, чистенькая израильская. Но разница между нашими корнеплодами и заморскими только в грязи, а стоимость почти одинаково заоблачная — от 50 до 80 рублей! — Если нашу картошечку любите, закупайте впрок, — по секрету советует продавщица Люба. — На складе у нас российской почти не осталось. Дальше будем торговать только импортной. На ярмарках выходного дня дела обстоят получше. Выбор картофеля здесь больше, и цены рублей на 10 ниже. Вот только продавцы тоже признаются, что запасы почти на исходе — погреба пусты. — Плоха картошка уродилась, — машет рукой фермер из Липецка. — Уже пятьдесят мешков попортилось, едрид -мадрит! А шо вы хотели, летом-то как жарило. Я продаю не только свою картошку, обычно скупаю еще в нескольких селах. Так вот, почти у всех запасы закончились, а еще даже пост не начался. Ну а в магазин вообще было боязно заходить. И не зря. Отечественной картошки в супермаркетах практически нет. Корнеплоды из Израиля , Украины и Белоруссии . В общем, откуда хотите. Чистенькая, крупная, расфасованная в прозрачные пакетики. Но по 100 рублей! Есть, конечно, по 80 рублей, но мелкая. В завершение этой картины рядом на витрине красовались бананы. Казалось бы, заморский, экзотический фрукт, а стоит он 45 рублей за килограмм! И ведь быстрее всего дорожает не икра и не устрицы. А некогда рабоче-крестьянская еда: гречка, картошка, капуста — все это становится деликатесом.

СПЕКУЛЯНТЫ ТУТ КАК ТУТ В чем же причины этого абсурдного подорожания? — В этом году был серьезный неурожай, меньше половины собрали — это первая причина, — комментирует генеральный директор отраслевого портала о картофеле Potatos.ru Александр Билый. — Тот картофель, который был собран, очень плохого качества и не может долго храниться, поэтому его отправили на переработку. К тому же в стране нет хранилищ для картофеля, не важно какого — нашего или импортного. Итого, страна была вынуждена завозить картофель из-за границы. А импортный картофель всегда стоит на 20% дороже отечественного. Большие партии картофеля сорвались из-за войны в Египте . Теперь эти поставки компенсируются израильским картофелем. Ходят слухи, что сейчас может прийти большая партия корнеплодов из Индии , где они очень дешевые. Кстати, сейчас рост цен на все продукты без исключения объясняется одинаково: засуха и подорожание продуктов по всему миру. Вот только, как правило, ко всем объективным причинам для подорожания у нас в стране всегда добавляется и банальное желание продавцов увеличить свою прибыль. — Цены зачастую искусственно завышаются поставщиками, — подтверждает Александр Билый. — Ведь на самом деле дефицита нет — другие страны готовы обеспечить нас картофелем. Но из-за ажиотажа возникает спекулятивный рост. Как удешевить картофель? Собирать хороший урожай. К тому же контролирующие органы — Министерство сельского хозяйства, Федеральная антимонопольная служба — должны следить за ситуацией. Ведь налицо необоснованный рост цен. Еще одна проблема — огромное количество посредников. Фермеры и просто крестьяне сдают продукцию со своего огорода за копейки средним перекупщикам, которые ездят по селам. Накрутив свои проценты, посредники продают картофель более крупной агрофирме, которая, в свою очередь, сдает продукт в супермаркеты, не забыв и про свою маржу. Магазины докручивают цены так, чтобы и самим заработать. Проигрывают в этой цепочке только производители-фермеры и покупатели — то есть мы с вами. ПОЙДУТ ЛИ ЦЕНЫ ЗАДОМ? Хорошо, картофель у нас импортный, но ведь и бананы тоже не под Читой выращены! Почему же они дешевле? — Несколько причин, — комментирует Билый. — На бананы не накручивают цену перекупщики и поставщики, потому как вокруг этого плода нет ажиотажа. Ну а, во-вторых, бананы мы поставляем давно, и вся логистическая схема: закупки, доставка, хранение — все отработано, и затраты минимизированы. А вот практики таких массовых поставок картофеля еще не было. Засуха прошлого года будет тянуть за собой цены в рост как минимум до следующего урожая, уверены эксперты. Первый урожай картофеля ожидается в начале лета, поэтому цены будут расти еще месяца три. По прогнозам экспертов, цена за кило картошки может перевалить за 100 рублей. Но если урожай будет хороший, у спекулянтов не останется выбора, и придется цены снижать. Вопрос только в том, чтобы урожай не подкачал. А тут уже намечаются проблемы. По словам Александра Билого, те фермеры, которые в прямом смысле прогорели прошлым летом, остались на бобах, и у многих просто нет денег закупать семена. Кстати, то, что у нас называют семенным картофелем, за границей идет на корм скота. По заключению иностранных экспертов, в России чаще всего используют для посадки зараженный картофель, вреда людям он, конечно, не приносит, но и урожая особо тоже. Для сравнения — у нас с гектара собирают 14 тонн картофеля, а в странах Европы — по 35 — 40 тонн. Но буквально в прошлую пятницу Европейская экономическая комиссия ООН (ЕЭК ООН) подписала соглашение с всемирно известной швейцарской сельскохозяйственной исследовательской станцией Agroscope Changins-Wadenswil о сотрудничестве в деле повышения качества семенного картофеля в России.

НАРОДНАЯ ИНФЛЯЦИЯ Продукты прибавили 13% «Комсомолка» продолжает рубрику «Народная инфляция». Вместе с интернет-порталом «Я — Потребитель» мы следим за изменениями цен. Эксперты уже второй год сверяют цены на одни и те же товары в конкретных магазинах и пришли к выводу — реальный рост цен чуть ли не вдвое превышает официальный. Вот результаты за последние 3 месяца. В среднем продукты подорожали на 13%.

КСТАТИ Что еще вырастет весной в цене Мясо дорожало с конца лета, и причиной тому — засуха. Цены на фуражное зерно, которым кормят скот, рекордно высоки. — Но с наступлением 2011 года ситуация все же изменилась. Поскольку не произошло «безудержного» сокращения поголовья скота, который пророчили, то цены просто стали вести себя согласно признанным сезонным закономерностям. Образовавшийся на рынке излишек способствует сокращению ценового порога, и в результате в январе 2011 года цены на говядину и свинину сползли вниз, — комментируют эксперты-аналитики портала meatinfo.ru. В результате, по прогнозам специалистов, мясо весной подорожает на 5 — 10%.

Причин для роста цен на молоко предостаточно. Причем эксперты отрасли уверены, что производители всеми силами стараются удержать цены в узде. Дело в том, что, если молоко будет сильно дорогим, потребитель просто отреагирует антимолочной диетой. А для производителей сейчас сокращение спроса хуже некуда. Цены на молоко снизятся, как только появится свежий корм для коров. А до мая молочко будет медленно, но верно дорожать.

Хлопок подорожал на Нью-Йоркской бирже почти на 50%. Цены достигли максимума за последние 15 лет. А значит, это повлечет за собой удорожание хлопковой одежды. Прежде всего вырастут цены на белье, футболки, джинсы.

Читайте также

Оживить русскую провинцию могут туризм и скоростные железные дороги

Российские города вымирают — разбираемся, почему так происходит, и чем это грозит

Как коронавирус ударил по мировой экономике: Рынок акций падает, туроператоры подсчитывают убытки

Набирающий обороты в Китае коронавирус бьет не только по здоровью сотен людей, но и по кошелькам миллионов

Будут ли работающим пенсионерам повышать пенсии?

Если коротко — к сожалению, нет. Но способ увеличить себе пособие есть

Сведения о трудовом стаже можно будет получить в МФЦ

Такое распоряжение подписал премьер Михаил Мишустин. Ранее эти данные можно было получить только в Пенсионном фонде

Кому странная зима, кому мать родна: как теплые декабрь и январь повлияют на экономику страны

Позволит ли природа нам в этом году сэкономить бюджетные деньги, корреспонденты «КП» разбирались с экспертами

Илон Маск за неделю заработал 2 миллиарда долларов

Предприниматель поднял денег на Tesla

Как новый коронавирус в Китае ударит по экономике России

Если дело дойдет до эпидемии, без серьезных последствий для нас не обойдется [видео]

Почему нефтяные миллиарды не делают жизнь россиян лучше

Ученый объясняет, как «черное золото» стало проклятием экономики РФ

Павел Ливинский — Владимиру Путину: «Проходим без массовых отключений»

Глава «Россетей» отчитался об успешном обеспечении страны электроэнергией нынешней зимой и в целом развитии группы компаний

Главным российским фруктом оказался банан

Эксперты посчитали, какие фрукты и овощи чаще всего покупали россияне в 2019 году

Читать еще:  5 видов дачной терапии или как оставить все тревоги за калиткой?

Подайте тепла: на что жалуются россияне в сфере ЖКХ

Эксперты составили рейтинг коммунальных проблем, которые больше всего достают наших граждан

«Нагрузка по воспитанию детей ложится на матерей»: депутат прокомментировала проект закона о досрочном выходе на пенсию многодетных отцов

Депутат прокомментировала инициативу Госсовета Удмуртии, который предложил уравнять в правах отцов и матерей, имеющих 3 и более детей

Почему в России летать самолетами дороже, чем в Европе

«КП» сравнила цены на одинаковые по расстоянию маршруты и попросила экспертов объяснить результаты

Moody’s подтвердил кредитный рейтинг «Роснефти» на инвестиционном уровне

Рейтинговое агентство отметило генерацию денежного потока и снижение долговой нагрузки компании

Промышленник и политик Константин Бабкин: Нашей стране нужен Новый курс!

Курс на созидание и процветание – то, что должно стать действительно общенациональной идеей

Возрастная категория сайта 18+

Чей картофель ест Россия и кому продает свой

Сколько в РФ картошки и откуда она? Sobesednik.ru раскрыл главные тайны отечественного картофелеводства.

Помните, не так давно глава МИД РФ подарил госсекретарю США помидор и картофелину гигантских размеров, выращенные на Кубани, как бы демонстрируя: что нам западные поставки? Вот Sobesednik.ru и попытался понять: чью же картошку едят россияне?

Парадоксы

Картошку в России называют «вторым хлебом».

– В среднем за год каждый взрослый россиянин потребляет порядка 80 кг картошки, – объясняет исполнительный директор Картофельного союза России Алексей Красильников. – Так что нам для еды надо где-то 14 млн т картофеля ежегодно. И если судить по статистике, мы его выращиваем столько, что не только должно хватить, но и с переизбытком.

В прошлом году был рекордный урожай – сельхозпредприятия собрали 4,5 млн т, фермеры и индивидуальные предприниматели – 2,7 млн т (то есть 7,3 млн – половину от необходимого). Но это не все. Львиная доля этого урожая (25,9 млн т!) выращена россиянами на приусадебных участках: люди, видимо, по-прежнему стараются максимально застраховать себя от экономических чудес отчизны.

– Самые плохие результаты были в конце 1999-х – начале 2000-х, – вспоминает Красильников. – Тогда едва собрали 2,3 млн т (это если не считать того, что люди выращивают на своих участках). А сейчас мы вернулись к объемам 1993 года и постепенно подходим к уровню России во времена СССР.

Много – тоже плохо

В общем, картошки в стране много. К слову, это «много» сейчас оборачивается для производителей большой проблемой.

– С октября и до сих пор оптовая цена держится на 9-10 руб./кг, – уверяет Красильников. – А в некоторых регионах она опускается и вовсе до 4-5 руб./кг. Да и в рознице цены стоят такие, словно идут сезонные распродажи. А какие могут быть распродажи в феврале? У нас же, наоборот, пошли затраты: по хранению (надо поддерживать микроклимат в хранилищах), производить товарную обработку картофеля, платить аренду за землю, зарплату работникам, другие расходы.

Выходит, чем больше вырастят, тем больше потеряют?

Зато розничные цены позволяют себе «гулять», как хочется. Так, если понятно, почему на севере Якутии килограмм нашей картошки стоит 250 руб. – ее туда завозят самолетами, то совсем неясно, почему такой разброс цен в Москве – от 20 руб. до 60 (скажем, мытая из Краснодарского края)?

Вы – нам

Оказывается, уже несколько лет, как Россия занимает третье место в мире по объему производства картофеля (после Китая и Индии). И завозит не так уж и много, как мы привыкли думать.

– В прошлом году импорт составил порядка 540 тыс. т, – делится статистикой Красильников. – Первое место занимает Египет (274 тыс. т), затем Китай (64 тыс. т), Пакистан (44 тыс. т), Израиль (43 тыс. т), Азербайджан (36 тыс. т), Белоруссия (15 тыс. т), Бангладеш (11 тыс. т), и на остальные страны приходится 21 тыс. т. Итого это обошлось в $232 млн (где-то по 20-25 руб. за кг).

Завоз традиционно начинается в первую декаду февраля, достигает пика весной и заканчивается в июле. А там уже поспевает отечественный картофель.

– Зачем избавляться от импорта? – удивляется Красильников. – Ну, хотят люди полакомиться ранней египетской картошкой уже в феврале-марте. В чем проблема? Израильский же картофель в основном идет в магазины премиум-класса. С Китаем – другая история. Китайцы сильно помогли в 2014-м, когда было наводнение на Дальнем Востоке: это оказалось дешевле, чем возить урожай из Центральной России. Тогда они увеличили импорт до 93 тыс. т, сейчас снова снизили объемы. Но в основном они снабжают именно этот регион. Кстати, я слышал, американские фермеры просят отменить санкции, чтобы возобновить поставки на Чукотку. Они туда немного поставляли (2,5–3 тыс. т), но для региона это важно: сейчас там картофель – самый дорогой в России.

Мы – вам

Вы удивитесь, но Россия картофель не только ввозит. На экспорт только в 2015-м году было отправлено 129 тыс. т (правда, это – рекорд: до этого вывозили всего 30–40 тыс. т).

– В Европе, конечно, нас со столовым картофелем не ждут, – говорит Красильников. – Куда отправляем? В прошлом году на первое место вышла Украина – на нее пришлось 76% всего нашего экспорта. Но у них была засуха. Равный «обмен» у нас происходит с Азербайджаном: вот они нам привезли порядка 30–35 тыс. т раннего картофеля, а мы им отправили 28 тыс. т позднего. Понемножку отправляем в Туркмению (900 т), Таджикистан (880 т).

Проблемы

Но радужную картину портят другие цифры. Мы умеем вырастить, но плохо умеем хранить (теряем до четверти урожая) и перерабатывать.

– Ежегодно у нас перерабатывается порядка 1 млн т картофеля, – говорит Алексей Красильников. – Это где-то на уровне 2% (если брать весь урожай, с приусадебными участками). Примерно как в Румынии. Зато в Бельгии перерабатывают 86% урожая, в Германии – 50%, в США – 60%.

Что такое переработать? Это сделать из картошки картофельные хлопья, чипсы, крахмал.

– Крахмал востребован и в пищевой промышленности, и в фармацевтике (это наполнитель для таблеток), и самый качественный – из картофеля. – А у нас он в основном делается из кукурузы. С ней проблем меньше – она же не портится так быстро, как картофель. До кризиса было два крупных проекта по переработке – липецкий и брянский. С первым пока притормозили, и там много неясного. Второй должен был производить чипсы, но сейчас они вроде переключились на хлопья. Если бы по России создать несколько таких заводов, это бы сильно продвинуло вперед отрасль, – сетует Красильников.

Отдельная головная боль – семена. Так, по чипсовым сортам у России сегодня полная зависимость от европейской селекции.

– У нас были уникальные сорта. Взять хоть те же крахмальные. Но сегодня система семеноводства практически разрушена. А потребность в семенном материале только для сельхозпредприятий – где-то 1 млн т. Ежегодно мы завозим из Европы 25–35 тыс. т (сейчас, после введения санкций, – по определенной схеме) семян суперэлиты и элиты. Но надо понимать, что за 2–3 сезона эти тонны превращаются в серьезный объем (300–500 тыс. т), урожай от которых потом идет в магазины, – раскрывает тайны отечественного картофелеводства Красильников.

В общем, картошкой мы обеспечены. Но чтобы уж точно не оглядываться на дачников, копающихся на грядках, селу нужна господдержка: ведь картофель – это самый дорогой продукт в сфере растениеводства после тепличных овощей. Сегодня она смешная – 500 руб. на га. В Европе – 400 евро на тот же га.

Вы это знали?

* В 2008-м в Мариинске (Кемеровская обл.) поставили памятник картошке – в честь урожаев 1939 и 1943 годов, которые стали мировыми рекордами. Город вообще славится своими достижениями в картофелеводстве, ежегодно тут проводятся праздники и конкурсы картошки. В 2011-м победительницей стала женщина, вырастившая клубень весом 1,666 кг.

* В Бельгии есть музей картофеля, где собраны тысячи предметов, посвященных полезному клубню – от почтовых марок до знаменитых картин («Едоки картофеля» Ван Гога).

* В календаре инков мерилом служило время, затрачиваемое на варку картофеля (приблизительно 1 час). В Перу до сих пор говорят – прошло столько времени, сколько бы ушло на приготовление блюда из картофеля.

* У экс-банкира Александра Лебедева – одно из крупнейших в мире хозяйств по производству картофеля. Это «Максим Горький» в Тульской области. Там создан полный цикл по выращиванию, переработке и хранению. Лебедев не только продает внутри страны, но и экспортирует – картофельные хлопья – в Белоруссию, Латинскую Америку, Европу. Буквально на днях первый контейнер ушел и в Китай.

* Экс-губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин после отставки увлекся фермерством. «На пробу» взял надел в 20 га и первый урожай сам продавал в Ржеве.

Про запрет египетской картошки

Прежде картофельные поля в Египте располагались в дельте Нила. И сточные воды, которые попадают в эту реку, приводили к бактериальному заражению картофеля. Лет 10 назад Евросоюз обратил внимание на низкое санитарное качество египетской картошки и ввел запрет на ее ввоз. Египтяне пошли на кардинальные меры, перевели посадки практически в песок, пробив артезианские скважины. Кроме того, закартографировали все свои поля (у каждого – свой номер и своя кампания-импортер). Признав, что контроль – жесткий, Европа разрешила поставки.

Пять лет назад Россия ввела аналогичные санкции против Египта. И такой же пакет документов (несколько чемоданов), как в Европу, египтяне привезли в Москву.

На сайте Россельхознадзора сегодня можно увидеть порядка 600 полей и фирм, которые имеют право поставлять картофель из Египта в Россию. Если в картофеле, привезенном из Египта, наши санитарные службы находят проблемы, «его» поле закрывается для импорта. До тех пор, пока не будет устранена опасность.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector